На главнуюНаписать нам
 
Городской Центра Недвижимости +
Звоните: +7 (495) 978–3499
+7 (495) 972–6932
 
Главная / Дополнительно / Немного юмора

Немного юмора

АЗАЙ

Личность эта - весьма колоритная. Восточный брюнет с донжуановскими усиками, среднего роста, с намечающимся округлым брюшком, лет сорока. Ярко выраженное лицо кавказской национальности с глазами - маслинами и внушительным носом. Рожа хитрющая. Словом, азербайджанец.

Слухи о нем опередили его появление. Сказали, что придет Мефистофель – азер, один создающий шуму больше, чем все агентство. Слухи меня заинтересовали.

- Чтож, поглядим, какой это товарищ Сухов..., подумал я про себя.

И он пришел. Говорил, действительно много, с акцентом, по любому поводу, но все больше о себе. Есть у кавказцев такая манера: всячески подчеркивать и преувеличивать свою значимость. Зная о ней, к незнакомому человеку все же сперва приглядываешься. Как правило.

Первым делом Азай повесил на стену листок со своими координатами: пара стационарных телефонов, пара мобильных с указанием приоритетности. Назвался Игорем, а также Агентом 007 (пояснив, что все его так зовут). Против Мефистофеля в приватной беседе тоже, якобы не возражает. Но очень быстро стал "А-зайчиком" или "А-зайкой" с моей ненавязчивой подачи. Мефистофелем (тем более Мефисто или 007) его, сколько помню, не назвали ни разу. Уж кто-кто, а я то ценю в людях скромность! Сам такой.

Первый день в курилке мы живо обсуждали сие явление природы: шумное и непосредственное. Пришел он с лаковым пухлым желто-коричневым портфелем (такие любили кандидаты наук и доценты ВУЗов в славных 70-80-х), достал из портфеля тапочки (голубые, изрядно поношенные, но аккуратные), снял лаковые туфли, чуть темнее по колору, но гармонирующие с портфелем, переобулся. По данному поводу, естественно было отпущено пара десятков шуток, остроумных и не очень, но Азай реагировал, как подобает человеку щедро одаренному чувством юмора – отшучивался в ответ. Ближе к вечеру, когда "работа" плавно перетекает в курилку, кто-то уехал на показ, кто-то вяло делает обзвон, большинство же травят байки. Перекуры постепенно затягиваются на несколько сигарет, у кого никотин уже капает из ушей, тот идет "перекурить от перекура" под предлогом: посмотрю, что там... В такой вот момент я тайно переместил лаковую туфлю Азая из под стола на шкаф.

Искал он ее минут 40. Если бы искал, то нашел бы быстро. Он же большую часть времени выяснял: "...куда спрятали, сволочи?!!!" и "...кто тот сволочь, что спряталь?!!!". "Сволочь" с его очаровательным акцентом звучало необидно, как "проказник", Азай и сам это понимал. Тот "сволочь, что спряталь", как и остальная подозреваемая "сволочь" пытались изобразить недоумение от азаевских претензий, возмущались поклепом и прямо обвиняли его в рассеянности и раннем склерозе. Когда Азай все же обнаружил искомую туфлю, где положено - на шкафу, все отказывались сознаваться "кто же такая шутьник, сволочь...".

С род а ми он частенько путался, хоть и старался говорить правильно. Но когда волновался, выдавал вот такие перлы. При этом он не говорил: "такой девьюшка" или "такая офис", но мог ляпнуть в ответ на: "чья это наработка?", "Это мой наработка!" Легко. Позднее я его частенько подкалывал разговаривая на туземном наречии: "Азай, моя не открывал твою портфель, я вообще не подходил рядом с твоей столом!...

Все ржали, Азай злился.

Вычислил он меня сразу, я это видел по хитрой азербайджанской роже, но от обвинений в первый же день поостерегся. Тоже видать, присматривался. Обретя, наконец, комплект туфлей, Азай переобулся, оставил тапочки и портфель под столом, отправился домой. И я тут же на кураже завернул тапочек в газету, замотал скотчем и спрятал в его же портфель. Утром в офисе шло оживленное обсуждение вчерашнего шоу с ботинком, когда пришел Азай и выдал продолжение: полноценное часовое "Шоу с тапочком". Искал он его не менее активно на радость публике, которая утром сидит все же на рабочих местах, а не кучкуется в курилке. Через полчаса мое инкогнито было раскрыто, хотя я, и упирался, и даже в шутку переводил стрелки.

Через час Азай устал от активных поисков, сел работать. Но с завидной периодичностью интересовался судьбой сныканного тапочка, я в ответ выдавал свежую версию от рассеянного склероза у некоторых, до наличия в наших рядах тайной фетишистки - поклонницы Азая. Было весело. Тапочек был обнаружен ближе к вечеру, когда по регламенту надо было бы прятать ботинок... Но переобуваться Азай уже не стал, а до конца вечера сокрушался: "какой же я все-таки сволочь" и обещал отомстить не менее изыскано. Естественно, все это было и воспринималось, как шутка, что вдохновляло на новые подвиги.

Позднее Азай находил свои тапочки в самых разнообразных местах: прилепленными скотчем снизу к крышке стола, "седалищу" стула, к ленте вертикального жалюзи. Туфли его иногда оказывались со "стреноженными" скотчем шнурками либо витиевато перешнурованными. Но потайные места скоро закончились, даже с учетом того, что мы переехали в соседний офис и сели с Азаем в разных комнатах. Прятать же тапочки менее остроумно мне не хотелось. Азай это ценил. Мне так кажется. Но, как часто бывает в таких случаях, при любой потере чего-либо подозрения Азая первым делом падали на меня, и это постепенно перестало быть весело. Особенно, когда потеря случалась сама собой.

Тогда пришлось сменить тактику. После чего тапочки Азая стали главной достопримечательностью офиса. Для начала я подобрал однотонные голубые нитки и крепко сшил оба тапочка. Это было ново, в том числе и для Азая. К тому времени Азайка уже себя прославил и без моей помощи. Мы несколько раз выпивали совместно в офисе, и азаевские рассказы о его любовных похождениях или производственных конфликтах цитировались потом неделями, типа: "Я его толкнуль на стол, все стаканы - раз, и просыпались. А я менту говорю: смотри, мент: он же пьяный, как стелька!" До сих пор жалею, что не стенографировал эти рассказы - такой фольклор!

Не меньшую популярность Азаю принесло открытие его особенности не только говорить, но и писать с акцентом. Его знаменитое "Неть!" стало хитом в офисе: если требовалось высказать безоговорочное отрицание чего-либо и твердую непоколебимость, то неизменно звучало "Неть!". Таким образом Азая цитировали буквально все, и если поначалу на его "Неть!" пытались задавать те же вопросы по другому или как-то изменить условия, то лишь для того, чтобы снова услышать непреклонное "Неть!". К слову, "Неть" Азай писал как раз без акцента. У него возникали проблемы с написанием числительных: "шестдесять сем" или "девятсоть". В остальном же: как слышится, так и пишется. Как ему слышалось? Всегда по разному.

Чтобы образ Азая был более целостным, думаю надо дать его анкетные данные. Этнический азербайджанец с очень известной фамилией Алиев. Такая же фамилия у династии азербайджанских президентов, жаль Азаю они не родственники. Алиев Азай Ибрагим оглы (по нашему Ибрагимович). Я как то уточнил, не был ли его папа турецкоподданным? Азай ответил:

- Неть! Тему я развивать не стал: на "Неть!" и суда "Неть!" Мусульманин по вере, но водку пьет на равных. Уразу (это вроде пост у них) не соблюдает, намазы не совершает. Россиянин, однако. Прописан в Ярославской области, там живет его большая азербайджанская семья. Надо отметить и то, что отметили все: очень аккуратен в одежде. Пижонство с тапочками лишь дополнение к опрятному внешнему виду: идеально чистые туфли, брюки со стрелкой, свежие на вид носки. Но базарная сущность тоже присутствует: стол его всегда завален разнокалиберными бумажками разобраться в которых может лишь Азай. Бардак - мягко сказано. Соткан из парадоксов.

Однажды на помойке (не совсем на помойке, но неподалеку) я нашел резиновую игрушку пищалку-попугая. Клюв этой птицы что-то до боли мне напомнил, и я принес ее в офис. Когда же черным фломастером под клювом обозначил усы и выделил брови, сходство стало фотографическим. Да-да, именно Азай. Для полной достоверности еще подрисовал под крылом сотовый телефон и сделал соответствующую надпись. Это было лишнее, поскольку сомнения во внешнем сходстве были только у Азая, все остальные сразу узнавали коллегу. Попугай недолго простоял на моем рабочем столе, однажды Азай выбросил его в мусорную корзину как раз перед сменой уборщицы. Он за что-то на меня тогда обиделся. К тому времени я уже был не просто "сволочь", а еще и Северный Узбек – остроумная находка Азая в нашей шутейной войнушке. От него я узнал довольно много о быте и обычаях Северных Узбеков. Крайне подробно Азай останавливался на сексуальных обрядах этой малой народности, надо сказать, они – эти обряды – весьма самобытны и оригинальны. Кое в чем, даже уникальны. Слушал с интересом. Сам же Азай при неплохом знании русского языка все же оставался иностранцем. Один раз он на меня рассердился, когда я назвал его гетеросексуалом. Так оскорбился, что я уже сам стал понимать, что ляпнул чего-то не то...

Но вернемся к тапочкам. Именно применительно к ним раскрылись мои дизайнерские таланты. Придирчивого Азая устраивало далеко не все. Так невысокие каблучки, тщательно прикрепленные на пятки, он почему-то забраковал, отломал нафиг. Женские заколки для волос в виде ромашек прикрепленные крепко и аккуратно, проносил неделю, затем отрезал. Подметки из двустороннего скотча были оторваны сразу же, хотя весь офис дружно уверял Азая, что так - намного безопаснее для процесса ходьбы. Зато пара розовых помпончиков, специально купленных в киоске бижутерии и намертво присобаченных однотонной прочной ниткой к каждому тапочку красуются там до сих пор. Возможно Азайка оценил стилизацию под турецкие туфли или его покорило сочетание цветов: нежно-голубого и светло-розового. И впрямь - красиво получилось. Так же Азай оставил поясняющие надписи: "Азай. Правый тапочка" и "Азай. Левый тапочка", красивым шрифтом распечатанные на принтере и прикрепленные скотчем, каждая к соответствующей тапочке в области пятки. Видимо, счел их не только не лишенными изящества, но и полезными в плане информативности.

Я старался никогда не шутить жестоко, даже жестко опасался. Один раз, правда, при помощи того же принтера и скотча очень аккуратно, почти ювелирно превратил азаевский зонтик в мини-транспарант с надписями: "Меня зовут Азай. Менты! Проверьте мою регистрацию!" Азаю шутка не понравилась. Очень сильно. Он пару дней со мной не разговаривал. Даже Северным Узбеком не называл. Мне стало не хватать его общения. Все же хороший парень – Азай.

А общаться с ним было всегда интересно. Азай ценил внимание. После напряженного делового разговора по телефону, подойдешь бывало, спросишь участливо, как дела, Азай? Азай начинает рассказывать: с серьезным видом, неподдельным возмущением и очаровательным акцентом негодует какие сволочи эти клиенты. Сидишь или стоишь рядом, сочувственно киваешь головой, отчаянно пытаясь сохранить на лице серьезную мину. Азай не замечает. Он искренен в своем гневе и рад проявленному сочувствию. Но, спустя время, Азай начинает сомневаться: тут что-то не так, заклятые друзья так себя не ведут. И офис затих подозрительно. Вглядывается в лицо, замечает неустойчивую мимику, хитро щурится – до него доходит, что есть мое сочувствие на самом деле. И октава его гнева повышается многократно, а вектор меняет направление: – Сволочь!!! – негодует он. А далее – эмоциональное разоблачение, из которого следует, что только что заклейменные им сволочи – младшая группа детского сада в сравнении с той Сволочью, что довольно скалится напротив. Нет никаких сомнений, что если бы Азая вдруг попросили вручить Гран-при самой выдающейся на его взгляд Сволочи, то выбор был бы очевиден и однозначен, что по его глубочайшему убеждению малая народность Северных Узбеков – самое сволочное этническое образование, а я – ярчайший его представитель. Вот он – кавказский темперамент, но тут уже гнев Азая наигран. Офис радуясь слушает нашу перебранку, где громкое соло Азая глушит мой тихий бэк-вокал. Где уж с ним тягаться в темпераменте. Тут его вотчина.

Временами Азай добивался локальных успехов на поле, застолбленном, казалось бы, мной. Как он искренне радовался, когда я унес в рюкзаке домой ложку, вилку и пустую пластиковую бутылку. Как ребенок. Смеялся нон-стоп минут пятнадцать. Чтобы доставить хорошему человеку удовольствие, мне было не лень таскать домой лишние предметы хоть еженедельно. Сам то я регулярно подкладывал в карманы Азаю то чайные ложки, то корочки хлеба, аккуратно завернутые в целлофан, разбавляя такие проказы прочими мелкими пакостями. А иной раз он и сам отчебучивал такое, что ржали неделю. Сидели как-то за компьютером, искали информацию для Азая. Азай заинтересовался объявлением в интернете, сидит читает. Уселся за монитор. Текст закончился, надо пролистать, Азай не умеет. До мыши не дотянуться. Я ему: "Азай, поними мышь!" Азай держит мышь, курсор на месте. Я: "Азай! подними мышь… ". И Азай поднимает мышь... на полметра от стола.

К компьютеру он относился с благоговением, а распечатанную информацию всегда ценил выше своих рукописных записей.

В мобильных технологиях, напротив, преуспел. Всегда носил с собой два мобильника. Иногда разговаривал сразу по трем телефонам. Очень нервно реагировал, когда его "разоблачали" по телефону перед клиентами, как Азая. Он всегда представлялся Игорем, хотя Игорь с таким акцентом – хуже любого Азая. Но у них своя логика. Когда в офисе появились дополнительные сотовые безлимитные трубки, практически узурпировал третью мобилу. Я ему подарил четвертую на день рождения: купил за 20 руб. китайскую игрушку с надписью Nokia. Азай был рад.

Каким-то немыслимым образом я заработал в его глазах большое уважение. Из чего оно слепилось, мне не ведомо. Предполагаю, что он оценил однажды накрытый стол в стиле а-ля Кавказ: сулгуни, кинза, тархун, базилик, лепешки. Рядом был рынок, и сделать это было совсем не сложно, тем более сам люблю такое. Также мой авторитет компьютерного специалиста был общепризнан и непререкаем, может и это сыграло положительную роль. Может чего-то еще, не знаю. Но постепенно в его рассказах о жизни малой народности Северных Узбеков стало проскальзывать подтекстом, что пусть они и большие оригиналы по части экстремального нетрадиционного секса, но, по сути – неплохие парни. На день рождения он подарил мне барельеф Ленина, выгравированный на какой-то тяжеленной плите. Древний артефакт, типа пресс-папье, весом в 5 кг. Где он его отыскал? И не лень ведь было тащить в офис такую дуру! Я принял этот знак уважения с благодарностью. Спасибо, Азай.

Изучая отзывы на произведение, я отметил, что у многих обозначился интерес к таинственной малой народности Северных Узбеков. Теперь уже не представляется возможным подробнее расспросить Азая по данному вопросу. Жаль. Но, в свое время слушая его внимательно, удалось резюмировать особо яркие наблюдения и обрисовать общую картину по этой теме. Такой ему виделась эта картина.

О СЕВЕРНЫХ УЗБЕКАХ

Родиной этой когда-то малой народности принято считать Северный Узбекистан – по его бескрайним степям издавна кочевали первые племена Северных Узбеков, там же они одно время компактно проживали. В настоящий момент трудно локализовать ареал обитания этой этнической группы из-за повальной миграции ее представителей по всей территории постсоветского пространства и в ряд других государств. Возможно, в Северном Узбекистане до сих пор проживает некоторое количество их праотцов – соплеменников, но в целом у Северных Узбеков прослеживается четкая тенденция к миграции и расселению по всему Земному шару.

Рассматривая Северных Узбеков в первую очередь следует отметить их врожденную сволочную сущность, что в итоге и отличает их от прочих этнических групп и образований. У ряда национальностей так же можно наблюдать завышенный процент сволочных особей, но поголовье Северных Узбеков состоит из сволочей на 100%. Почему так происходит? Все очень просто. Если сволочная сущность у представителей прочих этносов формируется под влиянием внешних факторов: воспитания, жизненных перипетий, дурного окружения, не обустроенного быта и прочего, то у Северных Узбеков она врожденная. Иными словами, Северный Узбек еще в материнской утробе развивается из сволочного эмбриона и появляется на свет жизнеспособной и жизнерадостной сволочью. Ни воспитание, ни окружение в этой связи уже не могут изменить его сволочную натуру, и к периоду полового созревания такая особь формируется во вполне дееспособную, отпетую сволочь. В дальнейшем сволочной характер Северного Узбека развивается и совершенствуется по всем сволочным показателям до глубокой старости. К концу же своих дней такая сволочь превращается уже в закоренелую и окончательно прожженную сволочь.

Сей феномен обусловлен наличием у Северных Узбеков так называемого сволочного гена, который, безусловно, доминирует над всеми остальными генами и стопроцентно проявится в будущем потомстве. Сволочной ген – мужской ген, если Северный Узбек производит потомство женского пола, то сволочной ген трансформируется в ген стервозности, и несомненно проявит себя в последующих поколениях – обратно трансформировавшись в сволочной ген при зачатии особи мужского пола. Стоит ли говорить, что из особи со сволочной натурой заложенной на генетическом уровне, вырастает в итоге такая сволочь, что сволочь любой другой национальности не идет с ней ни в какое сравнение.

Уже поэтому этнос Северных Узбеков стоит особняком в ряду наиболее одиозных этносов и национальностей, таких как чукчи, хохлы, евреи, американцы, эстонцы и, даже, армяне (напомним, что исследователь – азербайджанец. прим. автора). Но, ко всему прочему, Северные Узбеки известны еще своими весьма экстравагантными сексуальными пристрастиями. Достигнув половой зрелости (а иногда и раньше) Северные Узбеки крайне охотно вступают в половые контакты с крупным, средним и мелким рогатым и безрогим скотом, как в активной, так и в пассивной форме. Особое удовольствие они находят в совокуплении со свиньями, собаками, козлами (козами), баранами (овцами), ослами (ишаками), верблюдами, а также с некоторыми экзотическими видами редких животных, многие из которых находятся под охраной ЮНЕСКО и занесены в Красную Книгу. При этом, каким образом им удается заинтересовать (возбудить) перечисленный скот для активного контакта, остается загадкой. Надо отметить, что особое удовольствие Северные Узбеки находят в сексуальных контактах в извращенной и негигиеничной форме, не редко такие контакты заканчиваются летальным исходом для партнера, от чего Северные Узбеки испытывают дополнительный, циничный кайф.

С представителями вида Homo Sapiens , напротив, вступают в сексуальную моногамную связь лишь в пассивной и унизительной для себя форме. Редко, но случаются активные гомо- и гетеросексуальные контакты с представителями особо одиозных этносов, перечисленных в предыдущем абзаце, к которым можно еще добавить китайцев и негров. В классическую полигамную связь Северные Узбеки вступают, лишь повинуясь инстинкту размножения.

В свете вышеизложенного, бесконтрольные размножение и миграция Северных Узбеков видится наиболее глобальной геополитической проблемой XXI века, превосходящей по глобальности проблемы роста популяции китайцев, негров и армян вместе взятые.

В заключение стоит отметить, что быт, история и культура малой народности Северных Узбеков на настоящий момент изучены недостаточно, можно сказать слабо. Интенсивным научным исследованиям в этих областях мешает сволочная сущность исследуемой народности, это отпугивает серьезных исследователей. Те немногие смельчаки, которые отважились предпринять действия в этом направлении, неизменно сталкивались с серьезными трудностями и вскоре были вынуждены свернуть наблюдения из-за сволочного поведения исследуемых, проявляемого в форме тотального прессинга.

 

Денис Жданов© 2005©

Ключевые слова:
азай
 
О нас | Квартиры и комнаты | Загородная недвижимость | Недвижимость для бизнеса | Недвижимость за рубежом | Оставить заявку | Дополнительно | Ссылки | Статьи | Контакты
  7 (495) 972–69–32
gcn@arenda-prodaga.ru
Rambler's Top100 Rambler's Top100
время 0.015826940536499; кол-во 15
 
© Городской Центр Недвижимости +